Новый вариант отечественной лазерной хирургии катаракты

NEW WAY OF DOMESTIC CATARACT LASER SURGERY



В.Г. Копаева
С.Ю. Копаев
V.G. Kopaeva
S.Yu. Kopaev
vgkopayeva@yandex.ru
vgkopayeva@yandex.ru
профессор Научно Образовательного Центра ФГАУ «МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Федорова, член Президиума Российского общества офтальмологов, академик РАЕН, доктор медицинских наук, профессор
зав. отделом хирургии катаракты и интраокулярной коррекции ФГАУ «МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Федорова, доктор медицинских наук, старший научный сотрудник
professor, Scientific Educational Centre, S. Fedorov Centre of Eye Microsurgery, member of Presidium of Russian Society of Ophthalmologists, member of Russian Academy of Natural Sciences, Doctor of Medicine, professor
Head of the Department of Cataract Surgery and Intraocular Correction, S. Fedorov Centre of Eye Microsurgery, Doctor of Medicine, senior researcher
г. Москва
г. Москва
Moscow
Moscow

Ключевые слова:

  • микроинвазивная лазерная экстракция катаракты
  • неодимовый ИАГ лазер 1, 44 мкм
  • гелий неоновый лазер 0,63 мкм
  • интраоперационная биостимуляция
  • факоэмульсификация
  • Keywords:

  • microinvasive laser cataract extraction
  • neodymium YAG laser 1, 44 mcm
  • helium-neon laser 0,63 mcm
  • intraoperative bio stimulation
  • phacoemulsification
  • В данной статье авторами предложен микроинвазивный вариант технологии лазерной экстракции катаракты с одновременным комбинированным воздействием эндодиссектора неодимового ИАГ 1,44 мкм и биостимулирующего низкоинтенсивного гелий-неонового лазерного излучения 0,63 мкм, активирующего регенеративные процессы. Это единственная в мире технология разрушения хрусталика с любой твердостью ядра без мануальной фрагментации и без применения ультразвука, реализующая механизм самопроизвольного «хрупкого раскалывания» ядра. Энергия не выходит за пределы капсулы хрусталика, т.к. поглощается водой в пределах менее 1,0 мм от наконечника, что обеспечивает высокую степень эффективности и безопасности.

    We suggest applying microinvasive variant of laser cataract extraction with simultaneous combined impact of neodymium YAG laser 1, 44 mcm and bio stimulating low-intensity helium-neon laser 0,63 mcm stimulating regeneration. This is the only technology in the world that can destroy the eye lens with nucleus of any firmness without manual fragmentation and application of ultrasound, achieving spontaneous brittle fracture of the nucleus. The energy stays within the eye lens capsule as it is absorbed by water within less than 1mm from the cap, which ensures high degree of effectiveness and safety.

    Обзор статьи

    Настоящая работа обусловлена актуальностью решения проблемы по поиску нового варианта отечественной лазерной хирургии катаракты. Ультразвуковая энергия в хирургии катаракты наряду с позитивными свойствами несет в себе и ряд недостатков, способных вызвать изменения со стороны других тканей глаза, окружающих хрусталик. Энергия работает в хрусталике и попутно озвучивает все ткани глаза. Появляются токсичные свободные радикалы [6; 12]. Этим объясняется необходимость поиска другого вида энергии.
    В настоящее время практикуются две основные технологии, использующие лазерную энергию в процессе хирургии катаракты: российская технология (МНТК МГ) – полностью лазерная с Nd-YAG лазером 1,44 мкм (без дополнения ультразвуком) с 1997 года и зарубежная технология – в основе своей ультразвуковая с 2009 года, где фемтосекундный лазер применяется только на подготовительном этапе для проколов роговицы, размягчения катаракты и вскрытия капсулы хрусталика.
    Цель настоящего исследования заключалась в разработке новой микроинвазивной технологии с использованием двух видов энергии лазера: 1) разрушающей хрусталик и 2) активирующей регенеративные процессы на начальном этапе запуска патофизиологических механизмов внутриклеточных изменений в процессе катарактальной хирургии.
    Травма уже в первичной фазе альтерации индуцирует синтез простагландинов, повышает интенсивность окислительных реакций. Все живые клетки, ткани, органы, системы и организмы в условиях травмы и любых стрессовых ситуациях испытывают дефицит красных квантов энергии для нормального осуществления регенерации и фотохимических процессов [1].
    Материал и методы исследования включают в себя следующее: клинический раздел работы представлен анализом 528 операций экстракции катаракты и состоит из 3-х групп наблюдения. Основная группа – 148 операций нового микроинвазивного варианта технологии лазерной экстракции катаракты (мЛЭК) с комбинированным воздействием двух видов лазерной энергии: эндодиссектора Nd-ИАГ 1,44 мкм и биостимулирующего низкоинтенсивного гелий-неонового лазерного излучения 0,63 мкм, активирующего регенеративные процессы. Два вида излучения доставляются в полость глаза одним световодом. Представлены две группы сравнения: 204 операции микроинвазивной ультразвуковой факоэмульсификации (мФЭК) и 176 операций первой российской базовой технологии ЛЭК. Выполнены 4 серии экспериментальных исследований.
    Результаты исследования. Сравнивая энергетические параметры излучения и гидродинамические характеристики в процессе новой микроинвазивной технологии [2; 4; 5] лазерной экстракции катаракты (мЛЭК) с базовой операцией ЛЭК [10; 11] было отмечено, что расход ирригационного раствора и количество аспирата при мЛЭК уменьшились в 1,5 раза (р<0,05), снизилась непродуктивная потеря жидкости в 1,4 раза, что статистически значимо (р<0,05). Весь процесс дробления проходит под действием энергии лазера при включенной ирригации. Обеспечивается самопроизвольный раскол и расслоение хрусталика. При этом частота отеков роговицы и транзиторная гипертензия, а также потеря клеток эндотелия роговицы в основной группе с использованием лазерной энергии отмечались в 2 раза меньше, чем в группе мФЭК. Полученные данные убедительно свидетельствуют о существенно большей безопасности лазерной энергии в сравнении с ультразвуковой.
    На удаление катаракты высокой плотности в сравнении с катарактой средней плотности требуется увеличение времени работы лазера при мЛЭК на 19,5%, а время работы ультразвука при мФЭК должно увеличиться на 45,5%. Это говорит о том, что эффективность работы лазерной энергии в 2 раза выше в сравнении с ультразвуком. Снижение индуцированного астигматизма в группе мЛЭК до минимального значения происходило через 2 недели, а в группах ЛЭК и мФЭК через 1 месяц после хирургического вмешательства.
    Стабилизация зрительных функций в группе пациентов с мЛЭК в сравнении с ЛЭК отмечена в более ранние сроки по причине меньшей ширины операционных доступов (1,8 мм в сравнении с 2,7 мм), отсутствия шовной фиксации и индуцированного астигматизма после мЛЭК.
    Эхобиометрическая картина толщины цилиарного тела возвращалась к исходным параметрам через 15-18 дней после мЛЭК, через 20–25 дней после ЛЭК и через 80–90 дней после мФЭК. Грубого отрицательного влияния лазерной или ультразвуковой энергии на структуру цилиарного тела по эхобиомикроскопическим признакам ни в одном случае не было отмечено.
    Общая тенденция изменений гидродинамики глаза в результате любой хирургии катаракты проявлялась подъемом истинного внутриглазного давления в 1–2 сутки после операции и постепенным падением близко к исходному уровню в конце первого месяца только после мЛЭК. Стабилизация гидродинамики после ультразвуковой факоэмульсификации продолжается вплоть до 1–1,5 лет [8]. После лазерной операции подъем ВГД в 2 раза меньше. В отдаленные сроки до 1 года после мЛЭК отмечено меньшее количество осложнений (5,4%) в сопоставлении с мФЭК (10,3%) и не существенно меньшее в сравнении с ЛЭК (6,3%).
    Обсуждение исследования. Наши экспериментальные и морфологические исследования впервые выявили положительный биологический эффект воздействия гелий-неонового лазера на органотипические культуры глаза человека после мЛЭК, проявляющийся стимуляцией репаративных процессов покровного эпителия роговицы, стромальных клеток лимба и пигментного эпителия сетчатки, пролонгированием сроков переживания клеточно-тканевых культур заднего эпителия роговицы при отсутствии фототоксической реакции [9].
    Бóльшая эффективность и безопасность лазерной хирургии в сравнении с ультразвуковой объясняется, прежде всего, физическими свойствами энергии, среди которых – локальное воздействие излучения, строго ограниченное высоким коэффициентом поглощения водой. Энергия не выходит за пределы капсулы хрусталика. Для ультразвука, наоборот, водная среда вокруг хрусталика является хорошим проводником энергии к внутриглазным структурам глаза [3; 6; 7].

    Список использованной литературы

    1. Гамалея Н.Ф. Механизмы биологического действия излучения лазеров // Лазеры в клинической медицине / под ред. С.Д. Плетнёва. М.: Медицина, 1996. С. 51–58.
    2. Копаев С.Ю. Клинико-экспериментальное обоснование комбинированного использования неодимового ИАГ 1,44 мкм и гелий-неонового 0,63 мкм лазеров в хирургии катаракты: автореф. дис. … д-ра мед. наук. М., 2014. 51 с.
    3. Копаев С.Ю., Борзенок С.А., Копаева В.Г., Алборова В.У. Состояние заднего эпителия роговицы после лазерной и ультразвуковой факофрагментации. Электронно-микроскопическое исследование в эксперименте. Сообщение 3 // Офтальмохирургия. 2014. № 2. С. 6–9.
    4. Копаев С.Ю., Малюгин Б.Э., Копаева В.Г. Порядок использования разных уровней энергии эндодиссектора Nd-YАG 1,44 мкм в ходе микроинвазивной лазерной экстракции катаракты // Лазерная медицина. 2014. Т. 18. Вып. 4. С. 20
    5. Копаев С.Ю., Малюгин Б.Э., Копаева В.Г. Клинико-функциональные результаты хирургии катаракты с использованием комбинации неодимового ИАГ (1,44 мкм) и гелий-неонового (0,63 мкм) лазерных источников для фрагментации хрусталика // Офтальмохирургия. 2014. № 4. С. 22–28.
    6. Копаева В.Г., Андреев Ю.А. Лазерная экстракция катаракты / под ред. Х.П. Тахчиди. М., 2011. 262 с.
    7. Копаева В.Г., Копаев С.Ю. Обобщение 15-летнего опыта лазерной хирургии катаракты // Практич. медицина. Офтальмология. 2013. № 1–3 (70). С. 7–9.
    8. Малюгин Б.Э. Медико-технологическая система хирургической реабилитации пациентов с катарактой на основе ультразвуковой факоэмульсификации с имплантацией ИОЛ: автореф. дис. ... д-ра мед. наук. М., 2002. 49 с.
    9. Сабурина И.Н., Копаев С.Ю., Копаева В.Г., Кошелева Н.В., Борзенок С.А. Экспериментальное исследование влияния комбинированного применения лазерного воздействия эндодиссектора Nd-YAG 1,44 мкм и биостимулирующего низкоэнергетического гелий – неонового лазера на культуру клеток пигментного эпителия сетчатки // Патогенез. 2014. № 2. С. 41–46.
    10. Федоров С.Н., Копаева В.Г., Андреев Ю.В. [и др.]. Техника лазерной экстракция катаракты // Офтальмохирургия. 1999. № 1. С. 3–9.
    11. Федоров С.Н., Копаева В.Г., Андреев Ю.В. Лазерное излучение – принципиально новый вид энергии для хирургии хрусталика // Клиническая офтальмология. 2000. Т. 1. № 2. С. 43–47.
    12. Ходжаев Н.С. Хирургия катаракты с использованием малых разрезов: клинико-теоретическое обоснование: автореф. дис. … д-ра мед. наук. М., 2000. 48 с.

    РФ, Ленинградская область, г. Гатчина, ул. Рощинская, д. 5 к.2